Чеболизация в России

Материал из Ruбрикатор
Перейти к: навигация, поиск

Чеболизация (реже чаболизация, ) — процесс формирования многоотраслевых холдингов с единой административно-хозяйственной политикой, охватывающих своей деятельностью значительную часть национальной экономики. Чеболизация проводится в значительной степени за счёт государственного финансирования[1]. Характерным примером таких холдингов служат южнокорейские чеболи и японские кэйрэцу, от названия которых происходит синоним, .

Чеболизация в России

С начала 2000-х годов исследователи имеют различные мнения по поводу того, имеет ли место чеболизация в России[1]. Аналитический доклад финансовой группы «Brunswick UBS Warburg» выделял восемь многопрофильных холдингов — «Менатеп», «Интеррос», «Российский алюминий», АФК «Система», «Лукойл», «Альфа-Групп», Сургутнефтегаз и АвтоВАЗ — в качестве ведущих экономических сил страны, аналогичных южнокорейским чеболям; при этом, по мнению авторов доклада, такая структура экономики для России носила позитивный, стабилизирующий характер[2]. Понимание российского положения как аналогичного южнокорейской модели поддержали и другие эксперты, указывавшие в качестве его причины на незначительность внешнего финансирования крупной промышленности России[3].

С точки зрения некоторых специалистов, чеболизация является перспективным путём экономического развития для России, поскольку обеспечивает перетекание капиталов, образующихся за счёт продажи сырьевых ресурсов, в недоинвестированные предприятия обрабатывающих отраслей, принадлежащие тому же холдингу.

Постепенно крупные торговые фирмы, крупные производственные предприятия либо финансовые структуры организуют сначала вертикальные и горизонтальные холдинги. После этого они начинают превращаться в чеболи корейского образца. Таким образом, переход из накоплений в инвестиции в другие отрасли промышленности происходит в незначительных объёмах и не через банковскую или фондовую сферу, а путем приобретения контрольных пакетов акций и включения в управляющую систему предприятий других отраслей. При слабости банковского сектора… пока для России другого пути не просматривается,

— говорилось в предложенной в 2002 году Российским союзом промышленников и предпринимателей концепции национальной промышленной политики[4].

В то же время представители российского банковского сообщества характеризовали чеболизацию как «создание узкого круга олигархических групп, которые поделят экономику на куски» и как угрозу перспективам здорового развития национальной финансовой системы[5]. Эксперты Международного валютного фонда также отмечали, что краткосрочный выигрыш российской экономики от чеболизации не восполняет долгосрочного ущерба, связанного с возникающими препятствиями для диверсификации экономики[6]. Однако, по мнению других специалистов, в условиях, когда инвестиционная привлекательность важнейших национальных экономических проектов невелика, издержки от выбора южнокорейского пути развития можно было бы считать приемлемыми[7].

По мнению процесс укрупнения и диверсификации бизнеса в России не является чеболизацией, так как расширение компаний в России практически не финансируется государством, а проекты по расширению определяются коммерческими выгодами диверсификации, а не стратегическим выбором государства[1].

Примечания

  1. 1,0 1,1 1,2 Jean-François Huchet, Xavier Richet, Joel Ruet. Globalisation in China, India, and Russia: Emergence of National Groups and Global Strategies of Firms. Academic Foundation, 2007. С. 112.
  2. Alla Startseva. 'Big Eight' Out-Earn the Government // The Moscow Times, August 09, 2002.
  3. Ralf Wiegert. Russia’s Banking System, the Central Bank and the Exchange Rate Regime // Internationalization and Economic Policy Reforms in Transition Countries / Ed. by Edward M. Graham, Nina Oding, Paul J.J. Welfens. — Berlin — Heidelberg: Springer, 2005. — P. 91.
  4. Владимир Федорин, Зоя Каика. Чеболизация всей страны // «Ведомости», № 72 (635), 25.04.2002.
  5. «Если произойдет чеболизация, нашему проекту не будет места»: Интервью с президентом Пробизнесбанка Сергеем Леонтьевым. // «Секрет Фирмы», № 30 (69), 09.08.2004.
  6. Timo Välilä. Structural Reforms and the Growth Outlook // Russia Rebounds. / Ed. by David Owen & David O. Robinson. — International Monetary Fund, 2003. — P. 71.
  7. Barry W. Ickes, Jürgen von Hagen, Iulia Traistaru. Central and Eastern Europe: Economic Developments, Reforms, and Geography // The Global Competitiveness Report 2002—2003. — Oxford University Press, 2003. — P. 183.